Сюжет одного дня

Глубокая – 141-ый км Старой ветки – Старая Ангасолка – Темная Падь.

1 декабря 2012г. (Сюда - не ходите!)

Ну вот… Всё хотел по порядку – да куда там! Начну с последнего, стал быть, с недавнего. Или – как там у нас в России: слово «последний» нельзя говорить – чтоб не накликать – мрачно звучит? Надо говорить с «крайнего»? В квартире не свистеть – денег не будет? А вот хрена! Я – русак, по-русски и говорить буду, а не на теперяшнем эсперанто для дебилоидов: «алфавит из 25 слов», блин! Да и свистеть мне нравится. Короче – с последнего!

Что в выходные пойду – знал уже в среду: рюкзак (60-литровник жены) «Khumbu 60 - Woman line» – ничего, женские линии меня всегда привлекали – такой уж я ни хрена не толерантный "сексист" , а 60 л – на день – да нормально!

- Зачем такой здоровый?

- За «надом»:
«Ходовые» (не беговые же, хз где, махратить!) ботиночки, хавчику на день, от котелка не откажусь: очень люблю, знаете ли чаек из ручейка или из чистейшего таежного снега – прекрасно! – попить…
Кружка, ложка – опять-таки – не мордой же из котелка хлебать… спички, нож, веревочка, фотоаппарат, компас, GPS’очка: новые места – новые "зарубки" на память!

Опять же: суконочка, топорик (ночевали-с зимой-то в лесу – знаем, ага… без топора - не одноручного угребка, созданного для превращения туриста в инвалида, а «нормального такого» - правильного! - чтобы такие бревнышки:
Сентух
можно было заготовить, а не пару сучков срубить. Так вот, без хорошего топора – в лучшем случае намерзнешься, а в крайнем … а ну их на фиг – эти крайние.

Короче – мне в лесу независимость и автономность нужны, и - чтоб не суетиться = комфорт… И я их себе создам!

А выйти «на день», а прийти через… ну… по-разному бывало. Так что - таки 60-литровый рюкзак – в самый-самый раз будет. Верь мне, друг!
60-литровый рюкзак
Фото - из района Больших Котов - не с этой вылазки. Да не суть, наверное?

На сайтах ангара.нет и ту-ту.ру порылся – почерпнул много интересного, пару карт предполагаемых маршрутов с Гугля распечатал, расписание электрички – не лишнее. Решил начать зиму с Глубокой – там уже и тайга с отрывом от города гарантированы, и опять-таки, не дальнобойные маршруты, а часиков 6 крутануться – и по вагонам.

Лыжи – Tisa, ботиночки – Atomic, всё из нижне-среднего ценового сегмента. Весь комплект: лыжи, крепления, ботинки, палки, беговые чулки (женушка уговорила), – где-то в 7,5 т.р. лег в 2010 г.

Ну да я – не спортсмен! Мне – за глаза хватает и Тиски, а сучки́–камушки по лесу и зимой есть… и как оказалось – в избытке! А драть о них какую-нибудь круть и дороговизь – да на хрена коту баян.

В общем – подготовился без суеты: заблаговременно и основательно, а начать зиму думал километров с пятнадцати – говорю же: не спортсмен!

Одежонка – вся почти - не лыжная, разве что шапочка да чулки, но – лесная и, как бы это, притёртая - что ли. Ну да нам не перед девчонками красоваться – нам для сэ́бя!

На остановке Академическая электричка на Слюдянку – самое то – выбирай, что захочешь! И в 09:18 – нормально: и поспать успел, и вышел не в обед. Ценник демократичный: билет до Глубокой и обратно меньше 200 р. обошелся - один хрен – на пиво больше просадил бы!

Милая, просто очаровательная, девчушка на кассе очень все по полочкам разложила и с остановками, и с расписанием – просто чудо, а не работник железнодорожного транспорта. Я, прям, влюбился в РЖД!

И электричка порадовала – чистая, ухоженная, теплая:
Пригородная электричка
«Отлично, Константин? Нормально, Григорий!», контролерши бодренькие, охраннички бдят. В общем – «пазитифф»! Мне понравилось. Последний раз на электричке – лет 20-25 тому назад ездил: перемены – к лучшему!

В Глубокую прибыли, не соврать, около 12:30, поздновато, конечно, но до 20:28 – весь день мой! Хотя и в 18:00 –темно, ну да в получасе ходьбы от станции - у костерка в лесу пару часиков чаек пошвыркать под шепот кедров, мерцание звезд и потрескивание костра – да, Боже мой! – чего вам ещё?

В общем – на перроне спросил про лыжню в сторону Подкаменной. Планировал или добежать или часть пути топтануть, если целик тяжелый. Сказали, что на Подкаменную – нет, ну да я не огорчился: было бы, с чего. Перешел на левую (по ходу движения из Иркутска) сторону жд, прошел метров 50 по припорошенной дорожке,
Станция Глубокая
чую – пора на лыжи! Организм так радостно подпрыгивает: давай, давай, ну давай же! Ну я и дал – но об этом попозже.

Лыжи, кстати, мазью торможения намазал не «по науке», а чуть не на 2/3: от пятки до 30-35 см не доходя до носка… Но – да не спортсмен я! – под гору и так уеду, а вот в горку залезть без отдачи – 100 пудов не помешает.

Не далее 50-100 м от полустаночка – чудо! – сворот направо вниз – лыжня.
Лыжня направо вниз
Мне – оно и нужно. Направо вниз: пологий-пологий такой спуск – полетели! Благо рядом суровых горнолыжников не было – пока доехал – раз 7 в сугроб улетел. Ну да мы не гордые – нам и это «по приколу».

После спуска – взгорочек и снова пологий спуск – просто прекрасно! Налево открывается падь куда-то в сторону железки или даже Подкаменной, вероятно, но лыжня пересекает распадочек и идет в тягунистый подъем. Смотрю, товарищ «лыжник передо мной» потопал без лыж. Вот, думаю, конь в пальто – всю лыжню перекопытил! Через 10 метров – и сам снял, не забраться, не снимая лыж.
Лыжня вверх - снимаем лыжи!
Неторопливый подъем минут на 20-30, а за ним… Ёлы-палы – просторы! Ни одной городской копотинки – зимняя чистота и неприкосновенность, и – ёлки-моталки – соболь! След, ессно. Вот это жизнь!

После спуска - примерно с километр – прекрасный легкий ход, зимний лес настоящий (не парк в городе) – красотень!
Сибирские таёжные просторы

Лыжня потянулась направо – к линии ЛЭП, а Подкаменная – налево. Ну да дойду, а там – видно будет. Метров за 30 перед линией ЛЭП – незамерзшее пятнышко ручейка – чудна тайга дивами своими!

Вскоре лыжня свернула в лесок погуще и давай петлять.
Сибирские таёжные просторы
Ну, думаю, это точно кто-то знающий места ведет и, очень похоже – на какое-нибудь потаенное зимовье! А нам – того и подавай.

Попались зимние грибочки. Миленькие. Грыыыбоочег.
Сибирские таёжные просторы

Снежная скатерка рассказывает свои истории: изюбрь! Ух ты – как интересно! Вскоре коза или кабарожка – не разобрал - старые следочки… А вот и охотничек – то ли тропил, то ли так вдоль изюбриного следа прошел. Периодически попадается соболиная аккуратная вязь «двоечки» - ах ты, лапа, просто прелестно! Глухарик тропочку натоптал.
След глухаря
Боже мой – а я мог в городе такой день прое… хм, просидеть, в общем.

Предположение: по протоптанной ранее с проводником лыжне прошли трое (ну там – качество лыжни, расстояние между палками) – оказалось впоследствии неверным. Следопыт хренов! Ну да и ладно.

Перевал через пологий хребет... а это что такое? Кострище-то ещё теплое...
Кострище
А след передо мной - приметеный - хм! Непонятки!

Затем длинный-длинный (с километр?) идеальный пологий спуск. Лыжня всё круче забирает вправо и вдоль ерниковой марешки (по правую руку) скользит вниз. Прекрасно, думаю – вот и круг на Глубокую! Это предположение тоже было ошибочным. Марь становится все мощнее - к коричнево-красноватому цвету ерников и кустарников добавляется жёлть неполёгшей травы.
Ерниковая марь

В общем, сначала я никуда не торопился, потом стал поторапливаться «успеть, чтоб по темноте по незнакомой местности не шарохаться», затем «чтоб к электричке успеть», затем «чтоб до зимовья – куда-то же лыжня идет?!», затем – чтоб не по темну ночевку в лесу готовить, а затем торопиться перестал. Стемнеет - передохну, чаю попью да и сентух приготовлю, ну а с утра (воскресенье) или назад или дальше – видно будет.

Вот так и выглядит благоустроенный сентух (обычно - гораздо проще - без навесов):
Сентух
Это, правда, сентябрьский... Но принцип - тот же!

Лыжня перескочила через марь-болотину (весьма кочковатую – идти – так себе) и пошла вниз. Картинки – приятные для охотничьего взгляда – должен зверь на мари выходить, но следов мало, да и то - только козьи. Шалашик ягодников, вероятно.

Затем лыжня юркнула в густой лес и пошла правым склоном ручья – много сучьев, пней, крутых поворотов, неудобный склон. Живописно, но ходьба «очень не очень». Осторожно с лыжами – да и вообще! Пару раз пришлось снять лыжи и так перелезать.

Относительно вскоре лыжня соскользнула на лед замерзшего ручья, я уж было вздохнул с облегчением – помню с отцом по льду Олхи дивно ходили, ну да опять ошибся. Ручей оказался замерзшим плохо – местами вода, весь изорван до непроходимости камнями, берега чащобные, в колдобинах и ямах, в общем – не ходьба, а мученье. А уж усталому…

К этому времени я уже изрядно вымотался. Уже ничего не фотографировал, а жаль – кадры были – настоящий таежный глухой ручей!

Постоянно приходилось снимать лыжи, не без страха проскакивать рядом с намокшим снегом – подмочишь лыжи – мгновенно «прилипнешь» - идти станет невозможно, и пока не оттаешь и не просушишь насухо у костра – хрен куда уйдешь! Можно пробовать ножом полотно отскоблить, но лыжи при этом изуродуешь – 100 пудов.

Но, рано или поздно что-то меняется. На слиянии с правым притоком – старый разрушенный мост – лыжня выходит на левый берег речушки и чудно, плавно, с еле заметным уклоном, долго-долго, километров пять, наверное, несет тебя и несет… Скольжение идеальное, палками легко-легко толкаешься, чуть-чуть, и этого хватает.

Грызу сухарик потихоньку – вкуснотища! А уж шоколад в такой ситуации – просто сказка: быстрый - в пять-десять минут - подъем сил, и без прерывания ходьбы!

На устье я с изумлением увидел старый красивый каменный мост и открывающуюся незамерзшую гладь. Надо же – Иркут не замерз ещё! Еще ближе – Ё-П-Р-С-Т! Какой, на хрен, Иркут – БАЙКАЛ!
Байкал. Крутая Губа. 141-ый км.

Взлез на насыпь старой ветки – 141-й килолметр, в угасающем свете крутанулся – куда ушли те, что прошли передо мной – направо, в сторону Слюдянки. Если бы я ушел налево – говорят через километр-полтора был бы на полустаночке, где можно было попросить: «Тетенька дайте попить, а то так есть хочется, аж переночевать негде!»

Но я свернул направо. До Старой Ангасолки было, как оказалось, 9 км. Маршрут оказался то ли на 26, то ли на 36 километров – в Google потом смотрел – точно так и не понял, но скорее 36. В общем, ломанувшись за "спортсменами" – попал как в том анектдоте: «А я-то, куда, дурак – я ж и читать-то не умею».

В общем – дошел. Последние 9 км были... скучноватыми... и холодноватыми: промок сильно за день, и, хотя сразу после того, как вышел на Байкал, переоделся в сухое - ветер пробивал даже через суконку и пару свитров. В поселочке – ооочень удачно свернул к дому налево – оказался «Дом альпиниста/туриста», где меня гостеприимно и приютили. "Бухта уютная. Здесь и встанем якорь."
Старая Ангасолка. Домик альпиниста. Удачно заглянули на огонёк ;)

Прошедшая передо мной команда оказалась из 6 человек, а вовсе не из трех, как я думал. Молодые спортивные парни, незазомбированные богами Пиндосии: карьерой, рублями, баксами, – такие же как туристы 25 лет тому назад! Надо же, думал, этот вид уже вымер – ан нет! Ну и славно.

А уж як гарно спевают!
Старая Ангасолка. Домик альпиниста. Песня!
Ещё песня! Другая.
Старая Ангасолка. Домик альпиниста. Ещё песня!
И спивА́ют нормально.
Drink!

Ребята интересные - можно бы и подробнее, да и есть о чём, ну да не сейчас. Хватит и того, что есть еще! Рано утром (в 7:00? – старт!) были «побегушки» на электричку в Темную Падь – довольно длинные – километров 5, показалось, и в конце не хилый подъем. В общем, чтобы не вспотеть и не бежать - за полтора часа надо выходить – не позднее. Обратная дорога – в теплой ухоженной электричке – ай, славно! Термосок с чаем и лимоном был бы край уместен, ну да я «лишний вес» тащить не захотел.

А за окном - таёжные сибирские сюжеты. Родные. От слова - Родина. Высокопарно? А подумайте.
Drink!
Тайга. Сибирь. Зима.
Drink!

И был день, и было утро – день вторый!

Трудный - Огоньки.

3 февраля 2013г. (Для детей и олимпийцев!)

Обещал выложить. Блин - не успеваю. Маршрут - отличный. Лыжня - идеальная! Но фото профессионального зайца всё-таки выложу:
Собака-заяц
Ребята! Зайца не видели? С такими ушками!
Собака-заяц с ушками

Примечания
  • С последнего? Уже – с предпоследнего, время-то идет… ну да не суть.
  • Сентух – по-таежному: ночевка в лесу, на открытом воздухе - без зимовья. Глаголы: сентуховать, засентуховать.